Мягкий шлем со знаком быстрого клинка

Шарм-подвеска "Шлем гладиатора" BUNNY в интернет-магазине sunavtige.gq

Мягкий шлем с символом лихорадочного света, , Голова, Мягкий Изменчивое таладитовое кольцо со знаком быстрого клинка, На макушке шлема укреплена фигурка кабана из железа (рис. Этот факт доказывает быстрое развитие кузнечного искусства в то время. Позднее они стали постоянным знаком воина, его рода, стали делать мягкие кожаные ободки, крепившиеся изнутри шлема или на черепнике. КРЫЛАТЫЙ ШЛЕМ - Брат Берсеркер (Брат Убийца), Серия: Берсеркер, Жанр: фантастика. Сегодня ему не явилось ни одного знака надежды на успех. Здоровяк Трола, самый сильный и быстрый, уперся ступней в скамью, надел на пояс ножны, вытащил клинок, с любопытством его рассмотрел.

Арсенальные книги императора Максимилиана, г. Данным источникам не всегда можно доверять в том отношении, что в них под названиями салад часто упоминались совершенно разные шлемы, поскольку это название было общепринятым. Салад, как и родственная ему железная шляпа, применялся в отрядах немецких солдат-наемников, а также нашел широкое применение у швейцарцев в XV веке. В Италии, а позднее и во Франции салады для защиты ушей оснащаются по бокам наушами— дискообразными пластинами.

С этим добавлением начинается переход от саладов к бургиньотам, которые мы рассмотрим чуть позже. К середине XV века в Италии сформировался шлем, полностью закрывающий голову. Старейшая форма развилась из салада с подбородником и сохранились переходные формы. Конструкция арметов могла несколько отличаться, но главным было то, что задняя часть шлема выковывалась по линии шеи, подбородок и щеки закрывались подбородником, состоящим из двух половин, укрепленных на боках на петлях и застегивающихся спереди.

Забрало было довольно острым, крепилось к корпусу разъемными полупетлями. Верхний край отогнут вперед и образует смотровую щель, другую сторону которой образует нижний край налобного усиления. Главным отличием этих шлемов был защитный диск на невысокой стойке, расположенный сзади на уровне шеи. Существуют мнения, что этот диск предохранял рыцаря при падении на спину или же служил для крепления намета.

В действительности этот диск защищал от перерубания ремень дополнительного подбородника, который носился с этими шлемами в бою и на турнире. С привычной бармицей, вернее с ее остатками, трудно было расстаться рис. Эта бармица исчезла с появлением ожерелий у доспеха. В начале [40] XVI века шлемы имели только зачатки гребня, идущего ото лба к затылку, впоследствии этот гребень стал более массивным.

В году, особенно в Италии, гребень вырос до огромной высоты. Барочная фантазия привела к появлению гротескных забрал в форме устрашающих образов. Вообще варианты шлемов того времени имели собственные названия, присваиваемые в зависимости от забрала: Общее название этих шлемов — гротескные шлемы. Старейший образец закрытого шлема со съемным забралом, пристегивающимся подбородником и диском, защищающим ремень.

Музей Армерия Реале в Турине. Бургундский армет с гротескным забралом и крыльями по бокам. Закрытый шлем от максимилиановского доспеха, с подвижным подбородником и забралом. Переходная форма от салада к закрывающемуся армету.

Изготовлен по проекту императора Максимилиана. С года конструкция армета значительно упрощается. Теперь подбородник изготавливается цельным и не откидывается в стороны, а сидит на одной оси с забралом. Забрало вместе с подбородником, поднятые вместе, открывают достаточный проход для надевания шлема на голову. И к году выработался армет нового типа. Корпус шлема оттянули. Считают, что этим освободили место для подбитого мехом или холстом колпака.

У забрала было несколько поперечных граней, и оно имело поэтому механоподобный вид. В желобках пробиты многочисленные вентиляционные отверстия. Забрало далеко заходило на лоб, и поэтому от лобного усиления отказались.

К подбороднику [41] стали прикреплять горловое прикрытие рис. Появились и двойные забрала — внешнее имело обычный вид, а внутреннее состояло из редкой решетки или имело вид сетки. В начале XVI века появились ожерелья, и почти сразу постарались соединить их со шлемом. Верхний край ожерелья выполняли в виде выступающего жгута, гладкого или витого. Нижний край шлема выковывался в виде полого жгута, который схватывал жгут ожерелья, свободно скользя по нему, не выходя из зацепления.

Шлемы с полыми жгутами называли бургундскими арметами. Их не следует путать с бургиньотами, о которых речь пойдет позже. Тогда же появилось и забрало, которое получило наибольшее распространение. Оно имело гладкие стенки, острое вертикальное ребро и смотровую щель с защитной отбортовкой рис. Полированный с черным травлением. От доспеха короля Венгрии и Чехии Фердинанда I — С года началось развитие шлема, который с года принял законченный вид.

Общий вид и забрало не отличались от бургундского, но отсутствовало жесткое скрепление с ожерельем. Нижний край шлема не имел полого жгута, а переходил в подвижное горловое прикрытие. Забрало вместе с подбородником насажено на общую ось. Для надевания шлема забрало и подбородник поднимали вверх. А для удержания забрала в поднятом положении на правой стороне подбородника размещен стержень, служащий упором. На многих шлемах, особенно на турнирных, на правой стороне имелся подпружиненный стопор, удерживающий забрало, а иногда и подбородник в закрытом положении.

Забрало делали из двух частей — верхней со смотровой щелью и нижней, с вентиляционными отверстиями. Чтобы поднять верхнюю часть, достаточно было потянуть за кожаный ремешок. А чтобы открыть обе части забрала, надо было освободить стопор и за штырек поднять. Появившаяся в начале XVI века форма забрала с заостренным концом к году достигла наибольших размеров. Стенки забрала были слегка вогнуты.

Такие изменения не были случайными. Увеличение размеров создавало большой объем внутри шлема, что облегчало дыхание воина и упрочняло шлем, но увеличивало его вес. Остроконечные забрала свойственны шлемам — годов, но после этого стенки забрала становятся все более вертикальными, тем самым приближая смотровую щель к глазам рис.

Забрало заменили подъемным козырьком и вертикальной пластиной или решеткой, соединенными. В нидерландских и английских армиях конные стрелки носили шишаки с подобными козырьками и решетками, но состоящими только из трех прутьев рис. Армет с низким гребнем, подбородником, забралом и подвижным усилением налобной части. Воротник из трех полос.

Коллекция оружия дворца Амбрас в Тироле. У боевых арметов, бургундских и закрывающихся часто применялись разнообразные усиления. На некоторых типах турниров эти усиления были необходимы. В первую очередь надо упомянуть накладной налобник, закрывавший лоб и макушку. Он мог быть двухсторонним или закрывать только левую сторону. На месте это усиление удерживалось тремя плоскими пружинами, отходящими сзади. Первые их образцы появились в году, а с года их использовали по большей части как украшение.

Другим усилением был дополнительный подбородник, снова возродившийся у арметов, закрывающий теперь только подбородок, а своими краями — оси забрала. Снизу к нему крепилось горловое прикрытие. Подбородник стал обычным при ношении бургиньота.

У некоторых боевых, но гораздо чаще у турнирных левый бок шлема и забрала усиливали. Размеры усилений были разными — самые маленькие закрывали только стенку шлема, заходя за середину, и крепились ремнем. Более крупные усиления доходили до нагрудника и крепились к нему винтами. Самые крупные закрывали половину груди, все левое плечо и шлем до смотровой щели.

мягкий шлем со знаком быстрого клинка

Эти усиления будут рассмотрены ниже. С этим попытались бороться путем перфорирования корпуса. Первый из таких шлемов принадлежал императору Максимилиану I. Такие шлемы выпускали до года рис. В Италии появился, а затем проник через Испанию во Францию и Германию новый тип шлема — бургиньот. Он, возможно, произошел от итальянского салада, перед которым имел некоторые преимущества.

Бургиньот состоял из сильно вытянутого назад корпуса жесткого или подвижного назатыльника. Спереди шлем имел чаще всего вытянутый вперед и вверх козырек.

мягкий шлем со знаком быстрого клинка

Первоначально низкий гребень постепенно становился преувеличенно высоким. К боковым частям корпуса, которые имели вырезы, крепились на петлях науши. Для того, чтобы хорошо слышать, они снабжались отверстиями — слуховыми розетками. На затылке под гребнем находилась гильза для султана. Если науши доходили только до скул и соединялись на шее ремнями, то шлем назывался открытым, если они образовывали подбородник, то закрытым бургиньотом рис. Армет с перфорированными нащечниками и забралом.

От доспеха императора Максимилиана I. От трехчетвертного доспеха рыцаря Ганса Фернбергера фон Ауэра ум. Итальянские бургиньоты отличаются от германских тем, что имеют более закругленные формы и схожи с античными шлемами римлян. Они появились как предметы роскоши, оформленные с фантазией и богато украшенные чеканкой, инкрустацией и золочением. Оружейники Милана, Флоренции, а позже Болоньи и Рима стали необычайно известны во всех странах [44] своими пышными бургиньотами рис.

Но и в Германии, преимущественно в Аугсбурге, также изготавливались богато украшенные бургиньоты. С чеканкой, воронением и позолотой по железу; нащечники более поздней работы.

С тремя гребнями из полированного железа. Из армии императора Карла V — От ландскнехтского доспеха Лазаруса Швенди — Первые бургиньоты времен императора Карла V — имели три низких гребня рис. Уже в году бургиньот использовался как сменный шлем для латных доспехов, главным образом на маршах. В году рыцарство надевало с бургиньотами подбородники, укрепленные на груди, которые имели форму подбородников года, но больше выдавались вперед рис. Чаще всего подбородник бывал пристяжной, подобно забралу закрывающий лицо, так называемый полевой или боевой подбородник, использовавшийся на ранних арметах XV века рис.

Германские и нидерландские бургиньоты имели боевые подбородники с воротниками. Такой подбородник крепился к нащечникам ремнями или небольшими крючками и придавал всему шлему вид закрывающегося армета рис. Обычно он двигался вниз и [45] фиксировался в трех или четырех положениях, что позволяло частично или полностью открыть лицо. Германские бургиньоты носили до XVII века во всех армиях, далее в итальянских.

Уже в середине XVI века появились шлемы, которые объединяли старую форму шлема с устройством бургиньота. Варианты здесь необычайно разнообразны. В конце XVI века германский бургиньот часто фигурирует под названием пикинерская каска. Опускной подбородник самостоятельно крепится к бармице, охватывая ее; бургиньот надевается отдельно сверху. От полудоспеха Франца фон Кастелальто ум.

Со съемным забралом; верхняя полоса забрала изображена опущенной. Предположительно работа Ганса Розенбергера. С подвижным назатыльником, откидным козырьком и подвижным подбородным ремнем.

Земельный цейхгауз в Граце. Примерно с года во всех армиях Европы применялся бургиньот восточных, прежде всего венгерских форм. Поскольку такой шлем носили сначала в Австрии, он назывался австрийским бургиньотом.

Интересно проследить за изменениями, которые этот шлем претерпел на пути с Востока. Восточным народам с древнейших времен был присущ шлем без лицевого козырька 15 и назатыльника. Он имел вытянуто-конусную закругленную форму и оканчивался острием рис. К этим турецким шлемам кулахам в транскр. Передняя часть, ниспадая на лицо, заменяла собой забрало.

Наряду с этим в турецкой армии появляется другой тип шлема, по форме похожий на упомянутый выше, но имеющий некоторые особенности. Его называют турецкий шлем, или шишак. Прежде всего эти шлемы характеризуются прямым козырьком для глаз. Железный наносник может фиксироваться под козырьком в любом положении с помощью винта. Тыльная часть шлема защищена назатыльником, который в XVI веке еще висел на шлеме на коротких цепочках, а позже соединялся с ним ремнями рис.

Знатные турки и полководцы часто носили на поле такие шишаки, чтобы понравиться янычарам. Такие шлемы появились в начале XVI века как многочисленные трофеи и сохранились в данной форме до конца XVII века, даже еще дольше, только после им стали придавать более низкую, полукруглую форму. Русские, поляки и венгры, перенявшие турецкий шлем, изменили его сообразно своему национальному вкусу. Различия в формах шлемов у разных народов незначительны, но все-таки они, как правило, четко делятся на московитские, польские и гусарские шишаки.

Состоит из двух грубо склепанных частей и козырька XVI. Турецкий железный шишак Мехмет-паши Соколлу, великого визиря Османской империи — С богатыми украшениями в технике инкрустации золотом; козырек и назатыльник крепятся поворотными штифтами.

Из Польши шишаки попали в Саксонию, из Венгрии в Австрию и Баварию, а оттуда в другие армии, в которых претерпевали различные изменения. Так, во второй половине XVII века, когда вошли в моду мужские [47] парики с длинными локонами, шлемы получили объемистые назатыльники. Польские всадники носили на этом шлеме украшение, как на шлемах XV века: Так возник новый тип шишака, который на короткое время стал модным во всех армиях.

Он встречался как в пехоте, а именно у воинов, вооруженных пиками, так и у всадников легкой конницы, аркебузьеров и. Турецкий шишак как предмет вооружения применяется не только в турецкой армии. Это в достаточной степени подтверждается тем, что такая форма шлема встречается у персов, индусов, черкесов и. Без сомнения, прародиной этой формы шлема является Персия рис. Украшен травлением с позолотой.

Шишак герцога Карла II Лотарингского —рифленый, гравированный, с вытравленным рисунком, позолоченный и украшенный полудрагоценными камнями. Они не использовались в полевом бою, а применялись только при осаде крепостей. Каждый полководец наряду со своими полевыми доспехами имел еще и траншейные доспехи или, по меньшей мере, тяжелый траншейный шлем.

Во Франции в инженерных войсках они использовались вплоть до года. Для этого к нижнему краю на шарнирах крепились стальные полосы, во время похода они откидывались вверх, но во время боя опускались. Такое устройство встречалось как на шишаках, так и на железных шапках.

В кодексе Балдуина на изображениях битв геральдические знаки встречаются только на одной гравюре — на листе Если посмотреть на горшковый шлем с точки зрения его практического использования, то мы должны признать, что, несмотря на все признаки прогресса, топхельм для воина был крайне обременителен. В летнюю жару всаднику угрожала опасность задохнуться под своим шлемом. Поэтому обычно его носил оруженосец, или же он висел на цепи, один конец которой крепился к шлему, а другой на груди воина.

Так был найден выход из положения, но только из одного. Мучение воина привело к тому, как уже упоминалось выше, что в конце XIII века в передней стенке шлема стали делать отверстия по величине лица и закрывать его забралом, которое откидывалось вбок, как форточка, на шарнирах или поднималось и опускалось по пазам. В забрале делали вентиляционные отверстия. Статуэтка всадника, найденная при раскопках на острове Тексел. Коллекция Сикса в Амстердаме. Горшковый шлем носили сначала поверх стеганого колпака из колеи фр.

Позднее, в конце XIII века, всадник носил под шлемом низкий колпак в форме чаши — черепник, или бацинет. Самые ранние бармицы еще плотно прилегали к шее, более поздние, с XIV века, спадали свободно. Последний тип кольчуги имел существенные преимущества, так как свободно свисающая ткань существенно ослабляла удар. На одной стороне передней стенки горшкового шлема, обычно на правой, реже на обеих, пробивались отверстия в форме креста.

Они служили для крепления цепи рис. Шлем крепился к броне цепью. Чтобы не лишать воина преимуществ, предпринималось множество попыток облегчить ему ношение громоздкого, тяжелого горшкового шлема. Уже во время второго крестового похода всадники были вынуждены покрывать свои шлемы куском льняного полотна, чтобы немного уменьшить нагревание железа под солнцем рис. Эта ткань, ниспадающая по плечам вниз, при длительном ношении под воздействием погодных условий и походной жизни постепенно приходила в ветхое состояние: Рваное покрывало для шлема, как и знамя вместе с геральдической фигурой на шлеме, щите и попоне лошади стали типичными атрибутами рыцарского достоинства.

Искусство восприняло эти свисающие лохмотья как стилистический мотив для своих изображений. Так возник шлемовой намет. Helmdeckeиначе ламбрекен фp. Традиция настолько прижилась, что в конце концов шлемовые наметы стали делать не иначе как с вырезанными в форме зубцов, так называемыми фестончатыми краями. Горшковый шлем с крылом в качестве геральдической фигуры и наметом.

В конце XIII века черепник вместе с бармицей мог показаться кому-то достаточным для защиты, но горшковый шлем времен крестовых походов стал гордостью рыцаря, его постоянным знаком отличия от простого наемного солдата или оруженосца, носившего простые железные колпаки.

Многие, главным образом пожилые, рыцари носили поверх черепника кожаный горшковый шлем, усиленный металлическими накладками. Рыцари невыносимо страдали под тяжестью огромного горшкового шлема и стремились перенести опору с макушки головы на другую точку. Для более плотного размещения шлема на голове стали делать мягкие кожаные ободки, крепившиеся изнутри шлема или на черепнике.

Это приспособление стали покрывать вышивками или оплетать цветными шнурами. Иногда такая диадема переносилась на шлем и становилась чисто декоративным элементом, в исполнении из цветных или полудрагоценных металлов и богато украшенная рис. С начала XIV века горшковый шлем использовался в бою все реже. Через полтора столетия на первый план снова вышел старый норманнский шлем, которому теперь, в соответствии с приобретенным опытом, постепенно придавали иную форму.

Шлем стал объемнее, так что теперь он не ограничивался линией лба, а опускался на затылок. Спереди делали аркоподобный вырез, открывавший лицо до лба, сзади также имелся неглубокий вырез для шеи рис. По бокам и нижнему краю располагались скобы, к которым с помощью шнура крепилась бармица.

Ее выполняли из кольчуги, и она спадала спереди и сзади. Спереди она доходила до подбородка, оставляя лицо открытым. Его закрывал широкий металлический наносник, повторяющий форму носа, снизу прикрепленный к лицевому вырезу бармицы, а верхним краем цепляющийся за крючок на лбу шлема рис.

Такие носовые стрелки. Широкого применения они не нашли. Шлем Георгия Кастриоти, албанского князя, прозванного Скандербег ок. Выполнен в восточном стиле; купол полированный, диадема и геральдическая фигура из меди и частично позолочены; на диадеме надпись: Геральдическая фигура в виде козлиной головы указывает на то, что шлем был изготовлен до XV.

Бацинет со скобками для крепления бармицы и носовой стрелки. Музей Польди-Пеццоли в Милане. Бацинет с пристегнутой носовой стрелкой. Klappvisierкоторое стало встречаться все чаще, а примерно с года применялось уже на всех бацинетах. Забрало, которое в лобной части укрепляется на шарнире, называется откидным рис. Если по бокам оно неподвижно, но его можно снять со штифтов, то забрало называется навесным.

Наконец, забрало, движущееся вокруг боковых осей, называется подъемно-опускающимся. На надгробном памятнике графа Пемброкского в Вестминстерском аббатстве можно увидеть уже полностью сформировавшееся забрало.

А в другом источнике года записано: Бацинет со скобами для бармицы и откидным забралом, вытянутым в форме собачьей морды. Нижний край смотровой щели — зубчатый, для затруднения проникновения холодного оружия. Корпус шлема полностью сделан по образцу бацинета, но имел жесткие подбородник и назатыльник, так что шлем, собственно, сидел на плечах. Это нововведение станет понятным, если учесть, что эти подбородник и назатыльник заменили кольчужную бармицу. Шлемы этого типа прекратили использовать в конце XIII века.

Называть эти шлемы просто бацинетом неточно, самый подходящий для них термин — большой бацинет фр. Изготовлен он в Инсбруке в году Йоргом Зойзенхофером. Горшковый шлем, хотя и исчез с поля боя, все-таки был важным атрибутом рыцарства и с незначительными изменениями в форме использовался до XVI века на турнирах.

Головной убор рыцаря того времени существенно отличался от головного убора простого воина. Пехотинцы, лучники или арбалетчики с XII века носили более простой головной убор — железную шляпу. С XIV века, когда пехота постепенно стала приобретать все большее значение, дворяне начали заискивать перед наемными солдатами и даже короли иногда носили железные шляпы, хотя и с подбородником для защиты нижней половины лица рис. Железная шляпа с плоским краем и широкими, низко опущенными полями.

Аугсбургская работа, вторая пол. Железная шляпа исчезает только в середине XVI века. На последнем этапе своего существования, с года, ее популярность возрастает среди ландскнехтов, форма ее меняется, появляется простая удобная легкая железная шапка с козырьком от солнца рис.

Во втором десятилетии XV века у рыцарства вдруг появляется совершенно новой формы шарообразный шлем или бикокет фр. Пришедший из Италии, он является собственно не чем иным, как пригнанным шлемом с большим забралом и вогнутыми стенками для защиты шеи.

Эта форма имела значительное преимущество: Голова воина свободно двигалась в этом шлеме, и удары палиц могли нанести ему лишь небольшой вред. Несмотря на это, такие шлемы исчезли уже в году, вероятнее всего из-за своей неуклюжести и в связи с тем, что ударное оружие нападения постепенно использовалось все реже.

Уже вместе с бацинетом в году появляется приспособление, защищающее нижнюю часть лица и называющееся подбородником. Иногда он бывает подъемным. Если это приспособление не образует составной части шелка, то крепится к груди с помощью ремней, клиньев или крючков. К концу XIV века бацинет теряет остроконечный купол и приближается по форме к шару. Боковые и затылочные части шлема удлинились, а примерно с года над макушкой появился острый гребень.

Так возникла совершенно новая форма шлема — салад ст. Железная шляпа, в которую был одет император Максимилиан I — во время въезда в Лютцельбург Железная шапка, украшенная травлением с золочением. Сменный шлем от доспеха Конрада фон Бемельберга — Работа Валентина Зибенбюргера, травление Альберта Глоккендона. Итальянские салады существенно отличаются от немецких. Первые имеют больше форму римского или греческого шлема, что живо напоминает об античности.

Некоторые шлемы с узкими вырезами для носа и глаз похожи на коринфские шлемы гоплитов, например, венецианский салад. Немецкий салад на затылке вытянут далеко назад, образуя развитый назатыльник, и иногда имеет отогнутые в стороны бока. Лицо закрыто подъемным забралом со смотровой щелью, нижний край которой выступает настолько, что делает невозможным проникновение к глазам ударного оружия. В году появляются подвижные назатыльники. Немецкие салады исчезают уже полностью к году, итальянские сохраняются в течение всего XVI столетия.

Салады не всегда изготавливались из железа. В битве под Азенкуромпо свидетельству очевидца Сен-Реми, знаменитые английские лучники были оснащены саладами из вареной кожи. Лента, идущая по шлему, имеет шипы и украшена вытравленными строчными буквами, которые не образуют слов и имеют чисто декоративное назначение. Немецкий салад с подъемным забралом. Край украшен декоративной латунной полосой; подбородник прикреплен к нагруднику и снабжен опускающейся деталью, которая слегка видна на рисунке.

От доспеха эрцгерцога Зигмунда Тирольского — Существенным дополнением к немецкому саладу был подбородник, прикрепленный к груди крючками и закрывавший до глаз нижнюю половину лица.

Знатные рыцари в городах носили подбородник, изготовленный из кожи и обтянутый тканью. В году немецкие рыцари, а также наемные солдаты носят шлемы, представляющие собой каркас из металлических полей, обтянутых мехом и имеющих форму салада. В иллюстрированной книге дворца Течен на Эльбе такой шлем носит рыцарь с чертами лица императора Максимилиана рис.

Для справки Библиотека художественно-исторических коллекций императорского дома, Вена прим. Арсенальные книги императора Максимилиана, г. Данным источникам не всегда можно доверять в том отношении, что в них под названиями салад часто упоминались совершенно разные шлемы, поскольку это название было общепринятым.

Салад, как и родственная ему железная шляпа, применялся в отрядах немецких солдат-наемников, а также нашел широкое применение у швейцарцев в XV веке. В Италии, а позднее и во Франции салады для защиты ушей оснащаются по бокам наушами— дискообразными пластинами.

С этим добавлением начинается переход от саладов к бургиньотам, которые мы рассмотрим чуть позже. К середине XV века в Италии сформировался шлем, полностью закрывающий голову. Старейшая форма развилась из салада с подбородником и сохранились переходные формы. Конструкция арметов могла несколько отличаться, но главным было то, что задняя часть шлема выковывалась по линии шеи, подбородок и щеки закрывались подбородником, состоящим из двух половин, укрепленных на боках на петлях и застегивающихся спереди.

Забрало было довольно острым, крепилось к корпусу разъемными полупетлями. Верхний край отогнут вперед и образует смотровую щель, другую сторону которой образует нижний край налобного усиления.

Главным отличием этих шлемов был защитный диск на невысокой стойке, расположенный сзади на уровне шеи. Существуют мнения, что этот диск предохранял рыцаря при падении на спину или же служил для крепления намета. В действительности этот диск защищал от перерубания ремень дополнительного подбородника, который носился с этими шлемами в бою и на турнире.

С привычной бармицей, вернее с ее остатками, трудно было расстаться рис. Эта бармица исчезла с появлением ожерелий у доспеха. В начале XVI века шлемы имели только зачатки гребня, идущего ото лба к затылку, впоследствии этот гребень стал более массивным.

В году, особенно в Италии, гребень вырос до огромной высоты. Барочная фантазия привела к появлению гротескных забрал в форме устрашающих образов. Вообще варианты шлемов того времени имели собственные названия, присваиваемые в зависимости от забрала: Общее название этих шлемов — гротескные шлемы. Старейший образец закрытого шлема со съемным забралом, пристегивающимся подбородником и диском, защищающим ремень. Музей Армерия Реале в Турине. Бургундский армет с гротескным забралом и крыльями по бокам.

Закрытый шлем от максимилиановского доспеха, с подвижным подбородником и забралом. Переходная форма от салада к закрывающемуся армету. Изготовлен по проекту императора Максимилиана. С года конструкция армета значительно упрощается. Теперь подбородник изготавливается цельным и не откидывается в стороны, а сидит на одной оси с забралом. Забрало вместе с подбородником, поднятые вместе, открывают достаточный проход для надевания шлема на голову. И к году выработался армет нового типа.

Корпус шлема оттянули. Считают, что этим освободили место для подбитого мехом или холстом колпака. У забрала было несколько поперечных граней, и оно имело поэтому механоподобный вид.

В желобках пробиты многочисленные вентиляционные отверстия. Забрало далеко заходило на лоб, и поэтому от лобного усиления отказались. К подбороднику стали прикреплять горловое прикрытие рис. Появились и двойные забрала — внешнее имело обычный вид, а внутреннее состояло из редкой решетки или имело вид сетки. В начале XVI века появились ожерелья, и почти сразу постарались соединить их со шлемом. Верхний край ожерелья выполняли в виде выступающего жгута, гладкого или витого.

Нижний край шлема выковывался в виде полого жгута, который схватывал жгут ожерелья, свободно скользя по нему, не выходя из зацепления. Шлемы с полыми жгутами называли бургундскими арметами. Их не следует путать с бургиньотами, о которых речь пойдет позже.

Тогда же появилось и забрало, которое получило наибольшее распространение. Оно имело гладкие стенки, острое вертикальное ребро и смотровую щель с защитной отбортовкой рис. Полированный с черным травлением. От доспеха короля Венгрии и Чехии Фердинанда I — С года началось развитие шлема, который с года принял законченный вид. Общий вид и забрало не отличались от бургундского, но отсутствовало жесткое скрепление с ожерельем. Нижний край шлема не имел полого жгута, а переходил в подвижное горловое прикрытие.

Забрало вместе с подбородником насажено на общую ось. Для надевания шлема забрало и подбородник поднимали вверх. А для удержания забрала в поднятом положении на правой стороне подбородника размещен стержень, служащий упором. На многих шлемах, особенно на турнирных, на правой стороне имелся подпружиненный стопор, удерживающий забрало, а иногда и подбородник в закрытом положении. Забрало делали из двух частей — верхней со смотровой щелью и нижней, с вентиляционными отверстиями.

Чтобы поднять верхнюю часть, достаточно было потянуть за кожаный ремешок. И если меня убьют, меня можно будет спасти? Ответ он прочел на суровых лицах инструкторов. Но не твоя жизнь — тебя ведь там в начале не. И если ты погибнешь во времени Ая, это будет окончательная смерть. И гибель всех нас — если ты не выполнишь задания. Второй попытки не. Одной из мелких привилегий Деррона был теперь личный рабочий кабинет, пусть и небольшой.

Теперь он проклинал повышение — Лиза загнала его в угол. Такой он ее никогда еще не. Почему ты не предложил вытащить другого человека из прошлого? Пока Деррону удавалось сдерживаться. Команда корабля — особый случай, они вернутся точно в то место и момент, откуда были взяты. Сектор выдернул еще пару человек в момент их гибели, но пока они сообразят, где оказались, пока мы их подготовим — будет поздно.

И ведь они могут отказаться. У него была возможность отказаться? А он-то думает, что ты большой герой! Он все еще наивен, как ребенок! И мы не собираемся бросать его на произвол судьбы.

Мы будем за ним следить Хотя мы и надеемся, что в Королевии он проведет всего несколько дней и оружие ему не понадобится. Мы восстановим жизнелинию Ая и вернем Матта в Современность. И он способен справиться с заданием. Если человек мог управлять племенем первобытных Но почему именно ты предложил Матта?

Сразу после нашего разговора! Ты хотел показать, что он тоже — временное существо, непостоянное, как все вокруг? Слезы засверкали у нее на глазах. Знать тебя больше не хочу! И Лиза выбежала из кабинета. Несколько дней назад, исполнив свою миссию, отпала пластиковая мембрана. Кожа на лице оказалась уже загорелой и огрубевшей — волшебство ученых Современности.

С фантастической скоростью начала расти борода, но через два дня скорость стала нормальной. Матт в последний раз стоял перед зеркалом в своей комнате — он все еще жил в госпитале.

Изумрудный Кошмар - [14-11-17] - 7/7 (ОБ)

Он рассматривал новое лицо. То справа, то слева, он с разных точек рассматривал щеки, нос и подбородок Ая. Совсем другое лицо, чем то, что он видел в отражениях неолитических прудов. Но переменился ли дух внутри лица?

Матту казалось, что он все еще не проникся королевским духом. Последние дни они говорили только на языке Ая и обращались с Маттом, как с настоящим королем-воином. Но для Матта это был спектакль. Нахмурившись, наставник заглянул в записи. Постараюсь не выходить из роли, постараюсь не принимать важных решений.

Если нужна помощь, использую коммуникатор. Другой наставник, стоявший у двери, сказал: Мы вытащим вас прежде, чем дракон успеет вас догнать. И с помощью меча я смогу обороняться. Наставники задавали вопросы, время Отправления приближалось, вскоре вошли техники, чтобы одеть Матта. С ним были копии одежды Ая на момент отплытия в Королевию. Костюмеры обращались с ним как с манекеном, а не королем. В конце один недовольно проворчал: Матт терпеливо отвечал на вопросы наставников, костюмеры надели поверх костюма Ая пластиковый комбинезон.

Другой офицер повел Матта к поезду, чтобы доставить к Резервуару "Н". Матт уже ездил в таком поезде — ему показывали корабль и людей Ая. Ему не понравился качающийся вагон, и он подумал, что в шторм ему будет не по. Словно уловив его мысль, один наставник посмотрел на хронометр, потом протянул Матту пилюли от морской болезни. На полпути к Резервуару поезд остановился, и в вагон вошли два человека.

Один из них был вождь. Второго Матт узнал по фотографиям — Командующий Планетарной Обороной. Командующий сел напротив Матта, принялся внимательно на Матта смотреть, а вагон понесся дальше, плавно покачиваясь.

Матт вспотел в комбинезоне. Так вот как выглядит настоящий король. Не такой твердокаменный, как на экранах.

Но это был король Современности, что ни говори. Правитель Современности спросил Матта: Я не забыл ваш язык, пока учил язык Ая. Я хотел увидеть вас, чтобы понять — что делает человека королем. Кое-кто в вагоне заулыбался, но засмеяться никто не решился. Краем глаза Матт заметил кивок Командующего Хроносектором. Я заставлю машину преследовать. Вы попытаетесь вытащить меня до того, как Планетарный Командующий с удовлетворением кивал. Вагон остановился, он предложил всем пройти вперед, и они остались одни с Маттом.

Будь готов отдать жизнь за свой народ — в любой момент, при любых обстоятельствах. Он торжественно кивнул Матту: Потом, гулко похлопав Матта по плечу, Командующий покинул вагон. Деррон приветствовал Матта крепким рукопожатием — обычай эпохи Ая. Низко нависал потолок пещеры, шершавый, рубленый. Матт искал взглядом Лизу, но, кроме Деррона, знакомых не.

Все были заняты приготовлениями к запуску. В сознании Матта Деррон соединялся с Лизой, и Матт иногда удивлялся, почему эти двое не составят семейную пару. Наверное, он сам станет жить с Лизой, когда вернется и если она будет согласна. Иногда Матту казалось, что она бы согласилась.

Наставники быстро ввели Матта в комнату и оставили ждать. Комбинезон разрешили снять, что он с облегчением и сделал. Потом он услышал, как открывается дверь, в комнату проник запах озера, обширной открытой воды, хранимой для нужд планеты. На столе лежал меч — его придумали для Матта волшебники Современности. Матт надел на пояс ножны, вытащил клинок, с любопытством его рассмотрел.

Невооруженный глаз ничего необычного бы не заметил, но Матту показали один раз лезвие под микроскопом — у него была тонкая дополнительная кромка, которая выдвигалась из лезвия только от прикосновения руки Матта — и только его руки к рукояти меча. В руке Матта меч резал металл, как сыр, а бронированные плиты — как дерево, и лезвие не тупилось. Секрет, как объяснили волшебники Современности, в толщине — лезвие выковано из слоя толщиной в молекулу.

Этого Матт не понимал. Хотя многое уже сумел понять. Матт сунул меч в ножны. Последние дни информация вливалась в мозг рекой, даже когда он спал. Его ум обрел новую силу — говорили, что причиной тому его переход в Современность из глубокого прошлого. Изучая Современность с помощью новой силы ума, Матт понял, что ее культура выпадает из общего ряда, как уродливый феномен. И по способу мышления Матт и Ай были гораздо ближе друг другу. Да, люди Современности могли уничтожать берсеркеров. Но в том, что касалось духа, люди Современности превращались в беспомощных детей.

Или их власть над материей породила беспокойство и слабость духа, или наоборот — трудно было сказать. В любом случае, обрести Матту королевский дух они помочь не.

И еще одно понял Матт — дух жизни во вселенной очень силен, иначе он давно был бы уничтожен берсеркерами, болезнями и несчастными случаями. Покончив с этим, он решил, что ждать нечего, и покинул комнату. Все были заняты своими делами. У машин и аппаратов работали люди, в одиночку и группами. Другие сновали туда-сюда, передавая приказы и сообщения. Большинство на Матта внимания на обратило.

На лицах читалось раздражение — слишком рано покинул он свой контейнер. Вдруг он им помешает, нарушит график? Шлем Ая ждал на рабочем стенде. Матт подошел и взял шлем в руки, потом опустил среброкрылый шлем на голову. Он сделал это инстинктивно, и глаза смотревших на него подсказали, что инстинкт его не подвел.

Люди замолчали — шлем завершил трансформацию. Теперь игнорировать присутствие человека в шлеме они уже не. К нему с новыми вопросами подскочили наставники. Матт догадался — они хотели убедиться, что продолжают быть его учителями, а не поддаными. Но Матт обрел нужный дух. Время власти над ним прошло.

Он нетерпеливо искал взглядом Планетарного Командующего. Люди послушно расступались, пропускали. Матт раздвинул плечами толпу, окружавшую правителя Современности, и взглянул Командующему в.

Планетарный Командующий посмотрел на Матта с удивлением, которое постепенно сменилось завистью. Во время первого визита в Резервуар Матт уже видел корабль и команду Ая.

Люди лежали в специальных кроватях, машины массировали, сгибали и упражняли руки, сохраняя силу мышц, ультрафиолетовые лампы поддерживали загар, электронные наушники шепотом внушали, что их король жив. Теперь люди были на ногах, хотя двигались, как лунатики, с закрытыми глазами. На них была прежняя одежда, кожаные пояса, перевязи и оружие. Их вывели из дома Лукаса, провели на корабль.

Планшир с царапинами был заменен, все следы дракона уничтожены. Генераторы тумана не работали. Люди и предметы отбрасывали тени-лепестки, рожденные маленькими холодными солнцами в центре купола. Матт пожал руку Деррону, прошлепал по пресному мелководью и взобрался на борт корабля одним броском. Подъехал тягач, ему предстояло столкнуть корабль в воду. Вместе с Маттом на борт взобрался Командующий Хроносектором — то ли гость, то ли хозяин.

Быстрый осмотр завершили в палатке Ая.

Из истории шлема (20 фото)

Старайся заставить дракона побольше двигаться. Любые жертвы, повреждения — это неважно. Тогда все вернется в первоначальный вид Матт повернулся к нему, в руках он держал двойник крылатого шлема. Этот шлем он только что снял с сундука Ая — его там забыли растяпы-техники. От гнева он на миг онемел.

Что-то бормоча под нос. Командующий Сектором поспешно ретировался. Больше Матт внимания на мир Современности не обращал. Он встал рядом с Харлом, который, как статуя, замер у рулевого весла. Остальные гребцы, еще погруженные в сон, сидели на своих местах. Руки слепо трогали дерево весел, как бы радуясь, что они снова заняли привычные места. Глядя на пространство черной воды и лучи далеких светильников, Матт услышал позади корабля гул мощного двигателя.

Корабль дрогнул, тронулся с места. В следующий миг под днищем засветился мерцающий ртутный круг, и В утреннем небе плавно кружили белые морские птицы, пронзительно и удивленно приветствуя внезапное возникновение судна.

В лицо дул свежий соленый ветер, палуба покачивалась — прошла донная волна. Впереди вдоль горизонта шла темно-синяя линия — берег Королевии.

Матт времени зря терять не. Харл едва не упал, глаза его открылись. Матту объяснили, что такая фраза должна разбудить всех гребцов. Протирая глаза, ворча, воины пробуждались от долгого сна.

САБЛЕТРОН - новый механический питомец для охотника BFA (Battle for Azeroth)

Каждый был уверен, что задремал на минутку. Многие принялись грести, даже не проснувшись. Всего через какие-то секунды гребцы нашли дружный общий ритм, посылая корабль вперед мощными толчками. Матт прохаживался между скамьями, проверяя, все ли проснулись как следует, рассыпая добродушные проклятия и тумаки, на что в подобной компании мог решиться только сам король Ай. Гребцы не успели даже вспомнить, что они делали пять минут назад, как уже были втянуты в обычную дневную работу.

И если у кого-то в памяти и всплыло видение морского дракона, пожирающего их господина, этот человек, без сомнений, был рад развеять дым ночного кошмара при свете утра. Там, говорят, все женщины — королевы! Они обнаружили удобную гавань.

Из истории шлема (20 фото)

В Бланиуме, столице Королевии, проживало около десяти тысяч человек: На самом высоком холме неподалеку от гавани поднимались серые башни замка. Принцесса Алике, несомненно, была сейчас на одной из башен, всматриваясь в картину гавани, наблюдая за кораблем, стараясь разглядеть суженого.

В гавани стояли другие корабли, торговые, но было их всего восемь-десять. Довольно мало, принимая во внимание время года и длину причала. Торговля в империи с каждым годом увядала, и моряки, и сухопутные жители в равной мере переживали тяжелые времена. Но если выживет король Ай, эта цивилизация выдержит бурю. Тонкими ручейками жители Бланиума сбегались к гавани, скапливались толпой на причале. Корабль Ая как раз входил в гавань.

К моменту швартовки Матт узрел около тысячи людей всех званий и положений. Все они желали увидеть короля Ая, ступающего на землю Королевии. Из замка, где корабль заметили издалека, прислали две повозки из позолоченного дерева. В повозки были запряжены горбатые рабочие животные. Их остановили у края причала, и важного вида люди стояли рядом, ожидая корабль. Зазвучали песни, на корабль полетели цветы — знак радушного гостеприимства.

Команда швартовиков подтащила корабль за переброшенные канаты, его борт мягко ткнулся в пояс больших соломенных подушек. Матт прыгнул на причал, скрывая облегчение, с которым бежал от морской качки. Наверное, скорый конец плавания был удачей для репутации Ая.

Делегация знатных горожан приветствовала Ая с торжественной серьезностью, их словам вторили крики собравшихся горожан. Король Горбодук прислал извинения — он нездоров, сам спуститься к гавани не может, он желает как можно скорее увидеть Ая в замке. Горбодук был стар и в самом деле тяжело болен, насколько было известно Матту.

Исторически жить ему оставалось месяц, считая с настоящего дня. У короля все еще не было наследника, а знать Королевии не станет долго терпеть правителя-женщину. А если бы Алике вышла за одного из них, остальные были бы недовольны, могла бы вспыхнуть гражданская война, чего она и отец старались не допустить любой ценой.

Вполне логично, что выбор короля пал на Ая. В жилах принца текла королевская кровь, он был молод, полон сил, его если и не любили, то уважали, и у него не было собственного государства: Матт приказал Харлу присмотреть за разгрузкой корабля, вытащил из сундука драгоценные подарки принцессе и королю. Потом занял место в колеснице, и повозка тронулась в путь вверх по холму. Матт узнал в мире Современности, что на некоторых планетах есть домашние животные, на которых можно ездить верхом.

К счастью, это не касалось Сиргола. Даже управлять колесницей было непросто, и сегодня он был рад, что поводья в чужих руках. Матт одной рукой придерживал скамью, другой приветствовал встречающих.

Колесницы, стуча по булыжнику, преодолевали крутые улочки города, а сотни новых жителей потоком выливались из переулков, криками приветствуя прибытие Ая: Наконец, серые стены замка нависли над колесницей.

Повозки простучали по подъемному мосту и остановились в маленьком дворе за стенами замка. Охрана приветствовала Ая, отсалютовав обнаженными мечами и высоко поднятыми пиками, Матту пришлось так же принимать поздравления сотен мелких придворных. В просторном зале замка людей собралось немного, но, само собой, это была высшая знать Королевии.

Оглушительно вступили трубы, грянули барабаны, но очень немногие проявили энтузиазм. Лица большинства остались спокойны. Многих Матт узнал — по старинным портретам и тайным снимкам, полученным историками Современности.

Он знал, что большинство этих влиятельных людей выжидают, не спешат определить свое отношение к Аю. Предводителем фракции противников молодого короля должен быть придворный чародей Номис.

Вот он стоит, длинный и прямой, как палка, в белом балахоне, как у полковника Лукаса. Улыбка Номиса больше походила на оскал хищника. Если и присутствовала на встрече чистая искренняя радость, то сияла она на покрытом морщинами лице старого короля Горбодука. Он даже поднялся с трона навстречу Аю, хотя ноги уже с трудом держали старика. Обняв Матта и поприветствовав его по всем правилам этикета, король, тяжело дыша, снова опустился в кресло.

Он не сводил внимательного взгляда с Матта, и Матту вдруг показалось, что король разгадал подмену. Пусть веселится он в Замке Воинов, сегодня и всегда! Такое пожелание вызвало бы у Ая смешанные чувства, а он был человеком, который всегда говорил то, что. Пусть дух его вечно покоится в Саду Благославенных на небесах. На Горбодука вдруг напал приступ кашля. Наверное, он и не старался сдержать кашель, чтобы ловко загладить оплошность, допущенную в его собственном замке.

Однако Номис удобного случая не собирался упустить. Он шагнул вперед, взметая полы балахона, пока король был беспомощен в руках заботливых слуг. Номис обратился не к Матту, а ко всем присутствующим. Неужели вы молча стерпите, когда так оскорбляют богов ваших отцов? Большинство ничего против не имело и, наверное, даже не понимало, где здесь оскорбление.

Наверное, они сами не слишком хорошо знали богов своих отцов. Кое-кто проворчал что-то, но так тихо, что можно было не обращать на них внимания. Это была ошибка, и он сразу понял, почему это была ошибка. Слишком мягко было сказано. Такого от настоящего Ая не ждали.

Номис улыбнулся презрительно и с довольствием. Кое-кто смотрел на Матта уже с иным, оценивающим выражением. Настроение в зале заметно изменилось. Кашель прошел, теперь дело было за дочерью короля, которую служанки ввели в зал. Глаза Алике кротко улыбались Аю сквозь газ вуали.

Потом она скромно потупилась. Матт подумал, что в Современности не ошиблись — жизнелиния Ая еще не самая плохая. Пока готовился обмен подарками, дружелюбный придворный шепнул Матту на ухо о желании короля сейчас же провести свадебную церемонию. Необыкновенная поспешность, конечно, но здоровье короля Мягкие глаза Алике снова встретились с его взглядом. И всего несколько минут спустя они стояли, соединив руки. Номис, откровенно демонстрируя нежелание, вышел вперед по приказу Горбодука, чтобы совершить церемонию.

В середине обряда он поднял глаза на собравшихся в зале и задал обычный вопрос — не возражает ли кто-нибудь против совершения обряда? И волшебник не удивился, когда послышался громкий возглас в ответ: Я сам давно добивался руки принцессы.

Морскому бродяге лучше познакомиться с моим мечом! Голос был слишком громким и свидетельствовал о неуверенности говорившего в своих силах. Зато вид у него был внушительный — высокий, с широченными плечами молодой атлет, с ручищами, которые обычному человеку могли послужить вместо ног.

Горбодук, вне сомнений, был бы рад запретить поединок, но не мог этого сделать во время официальной свадебной церемонии: В летописях не было упоминания о поединке во время обручения Ая, а такого события летописцы не могли пропустить. Но Номис сделал ход пешкой. И виноват, подумал Матт, я сам, не смог точно следовать стилю поведения Ая, взбодрил противника, спровоцировал поединок.

Но он знал, что должен сейчас сделать. Матт сунул руки за широкий кожаный пояс, повернулся к противнику и глубоко вздохнул. Юный гигант ответил, и в голосе не было прежней решимости: Я требую принцессу Алике в жены.

Он держался спокойно, совсем как Ай. Есть ли у тебя причины отложить поединок? Самообладание на миг оставило его, и Матт понял, что в душе великан сильно напуган. Почему такой воин, как Юнгуф, боится поединка? Что-то здесь не. Рука принцессы тронула руку Матта.

Принцесса отодвинула вуаль, отвела Матта немного в сторону и тихо сказала: Мои симпатии этому юноше никогда не принадлежали. Но я отказала, и он больше не настаивал.

Похоже, Юнгуфу требовалось все мужество, чтобы не отдернуть руки под прикосновением волшебника. Нет, пугала Юнгуфа не опасность погибнуть или получить рану в поединке. Сам Матт к опасности относился спокойно. Большую часть жизни он имел дело с жестокостью природы и животных, хотя не так часто опасность грозила со стороны другого человека. Ученые Современности дали ему ловкость и силу Ая, сделали его искусным фехтовальщиком, ускорили его реакцию.

И у него был необычный меч — одного меча хватило бы, чтобы выиграть схватку. Матта волновала не удаль Юнгуфа, а сам факт дуэли и те перемены, которые могут возникнуть в истории. Не считая короля, принцессы и двух участников поединка, все остальные были очень даже рады поглазеть на небольшое кровопускание. Все с нетерпением ждали, пока с корабля принесут щит Ая. Пауза дала ему возможность отлучиться на минуту и связаться с Сектором.

Посоветовать ему все равно ничего толком не могли, поэтому Матт использовал остаток времени на непринужденный разговор с дамами. Юнгуф стоял насупившись, сверкая очами, в окружении родственников.

Вскоре Харл принес щит.